25 ЛЕТ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛОГО БИЗНЕСА

Вопреки мнению о краткосрочности малого бизнеса, у нас в России есть примеры долгосрочной, самодостаточной деятельности на пользу обществу. Наша компания, созданная учеными и преподавателями Политехнического университета, отмечает свое 25-летие. За нашими плечами гидроприводы разводных мостов, декораций театров, дамбы, шлюзов и многих технологических машин. Мы убеждены, что скважины инноваций расположены там, где совмещены образовательные, научные и производственные процессы.

 

Предлагаем, Вам, прочесть интервью Директора нашей компании, Ащеулова Александра Витальевича, с корреспондентом "Опоры России":

 

От сцен театра до разводных мостов – история успеха одного из первых в России инновационных предприятий.

 



В рядах «ОПОРЫ РОССИИ» всегда лучшие предприниматели и реально действующие бизнесы. Общественная организация стоит на страже интересов малого и среднего предпринимательства, служит эффективным посредником в диалоге представителей власти и бизнес-сообщества.
«ОПОРА РОССИИ» всегда готова протянуть руку помощи предпринимателю, но всё чаще приходится радоваться успехам своих членов. В апреле этого года празднует свой 25-летний юбилей «Научно-техническое предприятие Гидропривод» - инновационная инжиниринговая компания по созданию гидроприводов и гидроприводных механизмов для всех отраслей промышленности.


«Для нас, иметь в рядах «ОПОРЫ РОССИИ» таких представителей - это большая гордость. От имени всей организации и её членов, поздравляем Александра Витальевича с юбилеем фирмы, будем и дальше двигаться навстречу успеху плечо к плечу». Член Президиума «ОПОРЫ РОССИИ», Член Совета Санкт-Петербургского отделения Петровичев Д.А.

Александр Витальевич Ащеулов – основатель и бессменный директор компании, доктор технических наук, член «ОПОРЫ РОССИИ» с 2006 года в своём интервью раскрывает секреты успешного предпринимательства и делится опытом ведения инновационного бизнеса в России.

 

1. Александр Витальевич, расскажите о деятельности Вашей компании. Не все имеют техническое образование. Что такое гидропривод простым языком?
- Гидропривод – это профессиональный термин, - гидравлическая передача от насоса до гидроцилиндра и гидромотора. Студентам на первом курсе я объясняю, что мы изготавливаем под ключ, создаем, сердечно-сосудистую систему, но только для машин.
Всё создано по образу и подобию природы, гидронасос – это сердце, а наши конечности – рабочие органы, по сосудам течет кровь. Инженеры, наблюдая за природой и развитием медицины, создают себе подобное. Мы не делаем готовых машин. Мы делаем её главную часть, приводящую в движение весь механизм. О нас много пишут в разных изданиях, очень понравилось, как один журналист сказал «гидропривод оживляет мосты», это то, что вы, как зрители не видите, а конструкция поднимается с помощью гидропривода.

 

2. Вернёмся на 25 лет назад, как Вы решили начать своё дело? Говорят, что всё начинается с мечты или была какая-то прозаическая цель?

- В1989 году, в октябре я защитил кандидатскую диссертацию. Мои друзья-комсомольцы за 4 года после принятых Правительством решений, в кооперативах и центрах молодёжи уже заработали какие-то средства. И я, наблюдая за ними, переживал, что становлюсь в роли отстающего. К тому времени, у меня уже была жена и двое детей и, конечно, рассчитывать на зарплату инженера я не мог. Вопрос обеспечения семьи встал очень остро. Я упомянул свою кандидатскую, чтобы подчеркнуть, что «выкорчевывать пни», как делали другие, - то есть работать не по специальности, руками, находить какие-то халтуры - не в моем характере. Мне было не понятно, почему нельзя зарабатывать своими знаниями, полученными в университете. Воодушевившись деятельностью некоторых коллег в университете, по примеру ребят, которые организовали НТТМы – научно-технические творческие молодежные центры, которые в целях сохранения, могли учреждать коммерческие предприятия, я обратился в научно техническое общество с желанием создать такое предприятие. Когда настало время выбрать предмет деятельности, у меня уже был научный и производственный опыт. Я знал, что на гидроприводе можно зарабатывать. В подтверждение, именно в 1989 году, из Латвии к нам на кафедру приехал выпускник и рассказал, что все 40 машин, купленных Латвийской республикой, вышли из строя. Нам была поставлена задача в нашей области, и мы ее решили. Шла подготовка к защите диссертации, но нужно было на что-то жить, и мы начали работать за полгода до создания предприятия. Что касается оформления документов, сделку провели под эгидой другого предприятия. Это коротко о начале. Была мотивация, были успешные примеры перед глазами, были юридические основания. Так легли звезды.  

 

3. А всё-таки, была ли мечта двигать науку, оставить свой след в истории, амбиции, в конце концов?
- Без амбиций вообще ничего не происходит. Для меня мечта – это некоторый внутренний секрет. Он всё приводит в движение. Но этот секрет нельзя раскрывать. На мой взгляд, если о мечте сказать, то она перестанет быть мечтой... Но мечта, конечно, была. Я говорю «была» - потому что, она постепенно ускользает. За период своей работы, я пережил, в том числе, и неудачи. Отношусь к этому серьезно, мечтать-то не вредно, но не все зависит только от меня. Реальность берет своё. Я, например, уже забегая вперед, скажу, что после защиты докторской, обращался в правительство СПб, чтобы помочь в области технической политики. Считал, у меня достаточно административного опыта, хоть и в малом бизнесе. Они моим предложением не воспользовались. А между тем, если экономическая политика в городе хоть какая-то ведётся, то о технической и говорить не приходится. С этим и в стране проблемы. Возвращаясь к мечте, хочется быть полезным государству. Для себя удовольствие мы получать умеем, но вот оставить серьезный след в обществе - важнее. А конкретнее – я извиняюсь, это очень интимное.

 

4. Вы развиваете инновационный бизнес в России?
– Здесь требуется пояснение. Когда заговорили об инновациях, начали произносить эти слова, я просто увидел, что мы и есть такая компания. Мы работали и работаем над решением конкретных задач. Просто, вместе со всеми, мы стали говорить эти слова. Но я убедился, что от осознания себя инновационным бизнесом слаще не становится. Мы подтвердили свой статус, направив в комитет по экономике СПб пакет документов. Нас признали и присвоили номер в реестре инновационных компаний. Но этот статус ничего не дает. Я его использую как флажок - иногда им машу. В первый год нас бесплатно пригласили на выставку. Всё. Привилегий по субсидиям для малого бизнеса нет. Еще один тонкий момент, я это знаю, выяснял, в городе нет понимания малого инновационного бизнеса. В понимании городских властей инновационное - это обязательно что-то масштабное, ЦКБ «Рубин», например. На малый бизнес смотрят как на продавцов цветами или торговцев продуктами в ларьке. Понимание инновационности не совсем корректное. Не бывает инновационного периода. Все периоды такие. Возьмите экономическую теорию, она предусматривает периодическое появление таких периодов, поскольку это непрерывный процесс развития. Предприятие не может жить без инноваций. Мы всегда делали новое. У нас 90 % работ - инновационные, это колоссально. Но устаешь, хочется уже делать одно и то же. Деньги зарабатывать пора, а мы все инновациями занимаемся.

 

5. Чувствуете потребность рынка в ваших разработках?
- Периодически да. К нам приходят заказчики предприятия, когда нигде не могут решить свой вопрос. Долго ходят, но все же приходят к нам. Удивляются, что дорого берем. А как же иначе? Мы высоко ценим инженерный труд, мозги. Последнее дело – не уважать себя. И по-другому просто ничего не заработать. Люди же не просто так не хотят заниматься творчеством, они идут на каторжную работу, на конвейер, потому что там больше платят. А чтобы получать те же деньги или даже больше в инновациях, они должны дорого стоить.

 

6. Инновации помогают производствам зарабатывать больше?

Надо говорить о том, что предприятия получают решение своих задач. Мы работаем над государственными объектами, там прибыль нельзя считать. Они должны быть и всё. Мосты должны разводиться, иначе город встанет. Как можно говорить об экономической рентабельности шлюза? Судоходство должно быть. Мы обеспечиваем транспортные потоки, обеспечиваем движение водного транспорта. Это задача государственной важности. Гастроли Мариинского театра за рубежом – это разве зарабатывание денег? Это статус России! Спектакли показывают первым лицам государств, и набор очень большой. Англия, Италия, Испания, США, Япония, Польша. Везде столицы и первые лица.
К нашему юбилею, 15 апреля, Маринка поставила в репертуар оперу Прокофьева «Обручение в монастыре», где используется наша продукция. Когда мы начинали работу, Алла Корженкова, художник из Москвы, на мой вопрос о количестве планируемых спектаклей тогда ответила, хоть один бы провести! Спектаклю 19 лет. Мы обеспечиваем безотказное функционирование механизмов, работающих на сцене.

 

7. Бытует мнение, что в России заявить права на свои разработки очень сложно. Расскажите о своём опыте получения патентов.

- Очень важный вопрос. Когда в стране заговорили про инновационность, я взял уже сделанные наши работы, секрет вам выдаю, и просто оформил патент задним числом. Я мог сделать много патентов, но это расход денег. Возник вопрос зачем? Я это к тому, что сама инновация рождается не тогда, когда патент написан. В разных источниках этот вопрос толкуется по-своему. Для меня, инновация – это внедренная новация. Патент регистрирует новацию, а вот внедренный патент – это инновация. Многие регистрируют права, а дальше начинают процесс внедрения. Всё не правильно. Нужно брать не решенную в промышленности задачу и решать её. Не думать об оформлении патента. Если вы эту задачу решите, если у вас её купят и оплатят, и если она обладает новизной, тогда можете её зарегистрировать. Проблем с оформлением патента нет. Проблема с внедрением. Ценность этой бумажки - во внедрении. Необходимо разделять патенты, они есть на товары массового использования, они под строгим учетом у государства и крупного бизнеса. Я слышал, что государство успевает оформить права на 15 % изобретений, так как все крупные ТНК очень внимательно следят за новинками. На себе я это тоже почувствовал, у нас 5 оформленных патентов, на один из патентов тут же, после регистрации, пришло предложение из Германии. Следят абсолютно за всем, иногда просто рэкет случается. К человеку приходят, предлагаю, допустим, машину хорошую, и забирают права на разработку.

 

8. Получается, «русские мозги» до сих пор в цене?

- У нас с людьми все хорошо, слава Богу. Соглашусь с Алфёровым: «Будущее России не в нефти и газе, будущее России - в талантливейшем российском народе, в науке и новых технологиях», но он говорит немножко о другом. Для меня, человек – это источник энергии. Идеи – это и есть энергия в одном из её проявлений.
В России, до недавних изменений в законодательстве, человек был просто рабочей силой. Только с 2009 года появился раздел в законе о том, что человек – носитель интеллектуальной собственности. До этого, она у нас не признавалась, мы с этим столкнулись.

 

9. Не боитесь, что когда проблема будет решена и интеллектуальная собственность передана, ее украдут?

Если вы работаете с реальным заказчиком, он, может быть, еще в силу своей неграмотности, не думает об этом. Но если рассказать, то будет претендовать, конечно. Вот, например, у нас есть совместный патент с Мариинским театром. 
Еще в 2007 году вместе с Политехническим университетом, где мы арендуем офис и где я преподаю, оформили патент на очень сложное изделие. Тогда они не понимали, зачем, но я был уверен, что понадобится. Из этих патентов я выстраивал забор, чтобы показать нашу активную деятельность. Но сейчас перестал, это ничего не принесло. С каждым патентом нужно разбираться отдельно, почему не принесло. Все они внедрены, то есть, по ним неоднократно сделаны и проданы изделия, выполнено не по одному заказу. Например, Рязанский театр купил у нас в 2012 году 4 механизма, а патент по ним был получен еще в 2005 году. Любопытна история его появления. На выставке в «Ленэкспо», мы демонстрировали подъемник, который делали для Мариинского театра. На нём поднимали всех почётных участников выставки. За нами со стороны долго наблюдал мужчина, потом подошёл и сказал, что он 20 лет занимается эти вопросом и он в шоке, в мире ни у кого такого устройства до сих пор нет!  Я рассказал сотрудникам, и, как директор, настоял на оформлении патента. Сейчас работаем по этому патенту, заказы штучные, но это специфический и дорогой товар, не каждый театр может себе позволить.  Суть подъемника в том, что он компактный, но поднимается на очень большую высоту. В «Щелкунчике» на нём поднимается король мышей со свитой, его используют для выдвижения декораций.  Такая история у этого патента. По другому патенту мы ежемесячно производим продукцию, и я не хочу его продавать. Сейчас мы производим и другую продукцию, но уже без патентов.  Я не приемлю и с иронией воспринимаю постановку вопроса от Правительства – о нормах по количеству патентов. Мы их сколько угодно сделать можем! Такой подход больше приемлем для высоко конкурентных сфер. И потом, нормальный бизнесмен не будет у другого красть. Это не по-русски, это не по-купечески, за это придёт расплата. Если кто-то чужое взял – это воровство.
Ну а так, чтобы быть инновационным, без патента не прожить.

 

10. Самая серьезная проблема, которая стала угрозой?

Самой большой угрозой оказался самый близкий партнёр - Политехнический университет, в котором мы родились. Это было очень больно. Именно это меня привело в «ОПОРУ РОССИИ», честно скажу. Я ведь один из «возрастных опоровцев» - вступил в 2006 году. Этот год не случаен, в системе высшего образования началась реформа, и университет ограничил нашу деятельность. Разбираться не стали. Меня удивили методы, о них неприлично сейчас говорить, не демократические. Были времена, когда высшую школу недофинансировали. С началом финансирования высшей школы, в университете появились деньги. В первую очередь, начали следить, установили камеры, заборы, личные дела стали заводить. Но мы до сих пор здесь работаем, мы здесь родину защищаем. Вернемся к тому, что после защиты научных работ, сотрудникам нужно на что-то жить. Люди уходят. Когда говорят о промышленности, все слёзы горькие льют, говорят её нет. Но они просто не знают, где смотреть нужно. Каждому ВУЗу необходим консультационный орган. Мы с бывшим председателем «ОПОРЫ РОССИИ» Горюновым эту деятельность начинали, подписали ряд соглашений. Сейчас в любом университете есть технопарки, но они не работают. Если провести проверку – это ширма, за которой никого нет. Я это проблему излагал в руководстве «ОПОРЫ РОССИИ», в городе много ВУЗов, это должно быть интересно.

 

11. В России экономическое поле не сформировалось до конца. А ваша компания демонстрирует жизнеспособность на протяжении 25 лет. С высоты своего управленческого опыта, назовите 5 правил долгосрочного бизнеса.

- 5 правил – смеётся - это серьезная научная работа.
Многое зависит от характера учредителя. Некоторые меняют свои планы очень быстро. Я же человек постоянный.
Должна быть серьезность намерений, чтобы двигаться к своей мечте. У меня были друзья, которые начинали бизнес с продажи алкоголя. «Вот сначала денег заработаем, а потом займется любимым делом». Я не мог понять, почему нельзя сразу начинать делать то, что нравится? Конечно, легко не бывает. Но и в алкогольном бизнесе всё было ой как не просто. В итоге, эти друзья так и не открыли дело своей мечты.
Нужно быть честным и порядочным. Если когда-то в одном месте что-то не так сделал, на тебя наклеят лейбл, от которого потом никогда не отмоешься.
Служить обществу и государству. Мы видим обратную связь, знаем, что наше дело нужное и полезное.
Пожалуй, самое главное - любить своё дело. Если бы мы не получали удовлетворения от результата, то давно бы уже свернули эту деятельность.

 

12. Вы были признаны почётным топ-менеджером Российской Федерации. Если говорить о личности, как происходит становление настоящего руководителя?

- Очень трудный вопрос. Мы же не учились руководить, на самом деле. Мне помогла общественная деятельность в студенческие годы. Я трудился в комсомоле и был членом коммунистической партии, занимался именно организационной деятельностью. Убеждаю себя, что взял оттуда самое хорошее. В университете было 20 тысяч комсомольцев, это большая цифра. Так я получил свой первый чисто управленческий опыт. Позже настало время, когда я почувствовал нехватку знаний. Отыгрался уже на детях - отправил их учиться менеджменту и с удовольствием читал вместе с ними книжки. Интересно, что уже тогда, имея практические знания, видел, где написана не правда. Я на одной из встреч с «ОПОРОЙ РОССИИ» предложил написать свою книгу по малому бизнесу, ведь то, что пишут иностранцы, не отвечает нашей российской реальности
В детстве я занимался шахматами и вижу, что результат от занятий очень серьезный. Посмотрите, те, кто достигал уровня первого взрослого разряда, - это все вполне реализовавшиеся люди. Поэтому, шахматы настоятельно рекомендую.

 

13. «ОПОРА РОССИИ» делает ставку на молодых предпринимателей, так заработала комиссия по молодёжному предпринимательству. Вы создавали своё предприятие, будучи молодым, было не на кого ровняться. Дайте несколько советов молодым предпринимателям.

Образовательные процессы – самые главные в жизни людей. Они начинаются с малого возраста и длятся всю жизнь. Этот акцент должен быть всегда. Мы должны передавать молодежи свой опыт. И это не дает мне закончить свою преподавательскую деятельность.
Читайте больше обзорной литературы. Мы все находимся в разных отраслевых категориях. Надо смотреть за теми отраслями и процессами, где они активные и бурные. Я следил, как развивается компьютерный рынок, и многое оттуда брал в свой бизнес. Казалось бы, аналогий нет, но много всего можно перенять. 
Я смотрю на молодежь, сейчас им кажется, что все просто. А я бы советовал встать на линию, что все очень не просто. Сейчас нужно не надеяться на интуицию, а считать риски и идти от самого плохого варианта. В экономике это называется строить пессимистический прогноз. От этого и надо плясать. Результат получится на разнице между тем, что заложил и что получил.
Идите от обратного. Когда я занимался докторской, все гипотезы были построены от конечного результата. В России мы всегда шли почему-то наоборот, захватывали побольше и двигались, а спросишь зачем – никто не знает. Нужно представить идеальный конечный результат. Вот логистика – как раз строит все от обратного. Логистика – это относительно новая наука о совмещенных процессах, но люди грамотные давно ею пользовались, новизна только в подходе.
А в целом, молодёжи нужно быть серьезнее.

Беседовала Карина Василевская

Ащеулов Александр Витальевич
Директор ООО “НТП Гидропривод“
д.т.н., профессор.

 

В 1990 году создал научно-техническое предприятие «Гидропривод», директором которого является по настоящее время.
Доктор технических наук, Советник руководителя межрегионального территориального управления технологического и экологического надзора по Северо-Западному округу, Профессор кафедры «Транспортные и технологические системы» СПбГПУ, Руководитель Северо-Западного отделения межреспубликанской Ассоциации специалистов промышленной гидравлики и пневматики, Член НТС ОАО «Ижора-Картэкс», Член совета директоров ЦКТТ «Технопарк Политехнический».

Окончил с отличием Ленинградский политехнический институт им. Калинина (1984). Работал в НПО «ВНИИЗемМаш» (г. Ленинград), м.н.с., н.с. В 1989 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Оптимизация режимов работы многоковшовых экскаваторов по критерию экономии топлива». В 2007 году защитил докторскую диссертацию на тему: «Методология проектирования гидравлических подъемных механизмов разводных мостов». В СПбГПУ преподает курс «Гидравлика и гидропривод», подготовил 50 дипломников. Опубликовал более 80 научных статей, в 2004 году написал книгу «Гидравлические приводы разводных мостов раскрывающегося типа», в 2010 году написал главу в книге «Методы оценки надежности затворов гидротехнических сооружений».
Воспитал двоих детей.

 

ОФОРМИТЬ ЗАКАЗ
  Выполненые проекты  
  Скачать все буклеты (одним файлом)